Простой гражданин очень часто оценивает политику своего государства, даёт оценки его руководителям, исходя из очень абстрактного представления о происходящем. О самой ситуации, о расстановке сил, о том, какими ресурсами обладает или не обладает наше государство. Грубо говоря, какие карты в руках у игрока, олицетворяющего Россию. Или, если говорить языком шахмат, в каком положении были дела на доске, когда данный гроссмейстер сел за стол. Ведь в отличие от шахматной партии, игра в геополитические шахматы длится десятки поколений и не имеет видимых конца и начала. Поэтому каждый новый руководитель России садится за стол не в начале партии, когда силы белых равны силе черных, а в некой временной точке, когда расклад сил уже далек от начального паритета.

Поэтому для оценки того, что сейчас происходит, правильно или неправильно поступает руководство страны, нам необходимо сначала охарактеризовать ту временную точку, в которой мы сегодня находимся, имея ввиду ту самую бесконечную партию в геополитические шахматы. 

Первое, что хочется отметить:

Положение России никогда не было таким сложным, как в ситуации после крушения СССР. И эта сложность имеет вполне конкретные характеристики.

Россия переживала сложные моменты в своей истории неоднократно. Многократно наше государство находилось на краю гибели. Так печально выглядели наши дела в Смутное время, при поражении под Нарвой от Карла XII, когда Наполеон и Гитлер стояли под Москвой. Но в каждый из этих исторических периодов в мире существовало несколько центров силы, боровшихся друг с другом. Когда немецкие рыцари  напирали на Псков и Новгород, с другой стороны была Золотая орда. В Смутное время поляки спорили со шведами за право усадить на русский трон своего королевича, Наполеона не меньше нашего хотели (с некоторыми оговорками) хотели похоронить пруссаки, австрийцы и англичане, а неумная внешняя политика Третьего рейха свела в одну антигитлеровскую коалицию СССР, США и Великобританию. Сегодня ситуация в корне иная.

Никогда за последние века Запад не был столь консолидирован и монолитен. США сегодня подмяли под себя своих «союзников» так прочно, что говорить о независимой политики не то что каких-либо членов НАТО, но даже «большой семерки» вообще не приходится. Монолитность Запада – это первая и главная характеристика нашего сегодняшнего положения. И это положение отчасти напоминает ситуацию конца 20-ых годов ХХ века, когда в мире после Первой мировой войны воцарились англосаксы, в фарватере которых послушно плыла Франция. Но даже тогда противоречия между Великобританией и США реально существовали, а сам СССР был пусть и не очень сильным экономически, но очень сильным идеологически центром. Ситуация, которая сложилась в России после правления Горбачева и Ельцина, по своей разрушительности и опасности не имеет равных в нашей истории. Мы ослабли экономически, и у нас до сих пор нет идеологии, нет видения завтрашнего дня. Цели, куда  мы идем сами, и куда зовём все человечество. Есть наброски, черновик, целостного же и ясного мировоззрения до сих пор не сформулировано.

Никогда в истории России у нас не было так мало союзников. Выражение мудрого императора Александра III о том, что наши единственные союзники — это наши армия и флот, абсолютно верно. Но всегда в нашей истории у России были ещё и другие союзники. Хотя бы один. Качество этих союзников – вопрос отдельный. При Петре Великом – это были саксонцы и датчане. При Екатерине Великой – австрийцы. Но так, чтобы союзников не было совсем – такого не было даже после крушения нашей государственности в начале ХХ века. Тогда нашим союзником стала Монголия. Но говорить, что отсутствие этих союзников — есть результат ошибочной политики последнего времени, в корне неверно. У тех, кто разрушает себя сам и сдает всё и вся, союзников быть не может априори. Хотя бы потому, что сдающий и разваливающий сам себя режим, в первую очередь, продаст этих самых союзников. Поэтому печальное положение нынешних дней уходит корнями в 1991 год и далее оплетено корнями ельцинского периода.

Смог ли Путин изменить ситуацию? Ведь у нас же есть союзники? Есть Белоруссия? Есть блок ОДКБ? Есть БРИКС и Шанхайская организация сотрудничества?

Вот тут надо расставить точки над i. Союзников у нас сегодня нет. И это реалии. Белоруссия и все страны ОДКБ – это… мы сами. Это части нас, от нас отторгнутые. Считать Белоруссию союзником России — всё равно, что считать правую руку союзником левой. Сама постановка вопроса о таком «союзничестве» говорит о неблагополучии, так как эти «руки» должны быть не союзниками, а двумя частями единого организма. Так что союзников у нас нет. БРИКС – это всего лишь площадка для переговоров, никаких военных договоров среди его членов нет, равно как и обязательств кого-либо защищать Россию от потенциальной агрессии. Что касается Китая, то это не союзник, а партнёр и попутчик. Нет у нас с Пекином военного союза и перспектива его появления — из разряда научной фантастики.

Считать союзником России Абхазию, Южную Осетию, Приднестровье и ЛДНР нельзя по той же самой причине – это всё части одного единого государственного организма.

Никогда в истории нашей страны нас не было так мало, по отношению к нашим геополитическим соперникам. Сегодня население Евросоюза более 500 млн., США – 320 млн. У нас только 146 млн. Это число само по себе большое, но по отношению к соседям оно мало. В СССР на момент его гибели было около 290 млн. человек, в США меньше этой цифры, а никакого Евросоюза не было даже во влажных мечтах еврооптимистов. Сегодня ситуация в корне иная. Малая численность населения – это не только малый мобилизационный резерв, но и малый рынок для развития технологий и производства массовой продукции.

При этом демографическая ситуация сложна во всех европейских государствах, где прирост населения идёт либо за счёт мигрантов, либо за счёт детей мигрантов прошлого «призыва». Но для Европы эта угроза из другого разряда. Военной угрозы для Европы сегодня нет – никто на неё нападать не собирается, не планирует и не может. Ну разве что США, но они с задачей подчинения европейцев справляются пока другими методами. Для планов США рост их населения и населения Европы в любой форме — это плюс. Для нас не рост нашего населения — это огромный минус. Нам никто не поможет в случае чего, им такой случай даже не угрожает.

Никогда в нашей истории армия совокупного потенциального противника не превосходила нас по своему количеству в такой степени. Не буду углубляться  в дебри цифр и выкладок военных экспертов, просто замечу, что сегодня армия США в отдельности больше армии России, а если к этому числе добавить все воинские контингенты всех членов НАТО, то перевес будет ещё более значительным. Напомню, что именно США имеют самый большой военный бюджет в мире, который равен сумме всех военных затрат всех государств мира. На втором месте опять не мы, а Китай. Третье место опять не наше, а Саудовской Аравии. Мы на четвертом месте. Среди 10 следующих стран четыре страны НАТО (Великобритания, Франция, Германия, Италия), а также трое союзников США (Япония, Южная Корея, Австралия). Поэтому говорить сегодня о том, что Россия хочет напасть на Запад, могут только западные пропагандисты. Соотношение сил настолько не в нашу пользу, как не было, наверное, никогда. Из чего следует, что опасность угрожает нам самим, и эта опасность вполне реальна. В случае любого военного конфликта мы оказываемся в сложном положении и только наличие мощного ядерного щита как-то пока уравновешивает силы.

Очень давно в нашей истории не было двух Русских государств, которые наши враги могли бы стравливать друг с другом. Деление народов на части с последующим стравливанием между собой известно со времён античности. Ещё Юлий Цезарь в своей «Галльской войне» описал, как одни племена галлов сражались с другими, а манипулировали всем этим римляне. Русские сражающиеся против русских – это былины времен феодальной раздробленности и монгольского ига. Когда рязанский князь Олег весьма мудро «опоздал» придти на помощь Мамаю, и на Куликовом поле братоубийственной борьбы не было. Но всё это было в 1380-ом году. Когда ещё было несколько Русских государств или правительств? Смута, чей поворот в сторону порядка и восстановления государственности мы отмечаем 4 ноября. Дальше триста лет порядка и борьбы с врагами за расширение страны, когда внутри были лишь мятежи. ХХ век – гражданская война, когда, по сути, на несколько лет «Россий» стало две: белая и красная. И они, на радость нашим геополитическим противникам, боролись друг с другом, перемалывая экономику и людские ресурсы страны.

Так вот, сегодня ситуация точно такая же. Стараниями Запада создано альтернативное Русское государство под названием «Украина». И пусть вас не смущает его показная русофобскость. Перед нами та же технология, тот же смысл. Создание нынешней Украины в его нынешнем виде – это заявка Запада на войну внутри одного народа. Отсюда и русофобия как инструмент разжигания ненависти. Будь сегодня Тверь независимым государством, как это было до объединения русских земель под рукой Москвы, то «фонды Сороса» оплачивали бы миллионные тиражи книг, рассказывающих о том, как «москали уничтожили древнюю тверскую культуру». Филологи на западные гранты снимали фильмы и защищали диссертации о том, что тверичи и москвичи — два совершенно разных народа, так как «Орда до Твери не дошла». В независимой Твери государственным языком стал бы тверской, а не русский. Для чего издали бы учебники и заставили бы всех писать и на исконной «тверской мове» с произношением 14 века.

Запад именно поэтому так печётся об украинской государственности, что она для него — это инструмент ослабления России. Сама по себе Украина никому, разумеется, в Вашингтоне и Брюсселе не нужна и не дорога. Просто, прежде чем отдать территории Польше (и др.) и быть демонтированным в маленькое национальное государство, Украина должна повоевать с Россией. Как когда-то Рязань поддерживала Орда, а Литву – тоже русское государство средних веков – поддерживали Польша и Ватикан.

Подведём итог. Он малоутешительный, но не фатальный. Благодаря таким «политикам», а вернее говоря, предателям и идиотам вроде Ельцина и Горбачева, мы оказались в самом сложном положении за всю свою историю.

Именно поэтому Путин выводит страну из этой ситуации очень медленно и аккуратно. Но выйти из неё — жизненно необходимо.

Как?

  1. Всеми способами раскалывать монолитность Запада. Поддерживать любые ДРУГИЕ центры силы. Сегодняшняя ситуация для нас гибельна, любое ослабление Запада, любые трещины и расколы — есть наше окно возможностей. Путин так и пытается действовать. Именно поэтому он так нянчится с европейскими лидерами и европейским бизнесом. Именно отсюда попытки Газпрома заключать договоры о поставках не с Евросоюзом, а с отдельными странами. В направлении создания трещин в монолитном Западе и надо двигаться дальше. Благо история нас учит, что всё единодушие заканчивается, когда кончается возможность кормить всех до отвала. А «кормовая база» сейчас стремительно сокращается, только пока не в супермаркетах западных городов, а на западных финансовых площадках.
  2. Всеми силами искать союзников по всему миру. Если не союзников, так соратников. И Россия это делает. У нас появился союзник – Сирия. Появился не от любви Асада к России, а потому, что все остальные решили Сирию просто прикончить. Нам это не важно – союзник появился. Теперь важно действовать так, чтобы пользы от его наличия было больше для самой России, в крайнем случае – паритет интересов, но союзники, которые нас будут «доить», нам не очень-то нужны. К слову, сегодня в Сирии интересы Москвы и Дамаска одинаково сильны, как и польза от взаимной дружбы.
  3. Всеми силами решать демографическую проблему. И дело не только в стимулировании рождаемости, но и методах, которые использовали цари. Когда надо было заселить Дикое поле (нынешний Донбасс), пригласили и привезли туда не только представителей народов самой России, но и греков, болгар, немцев и т.д. Через поколение это были точно такие же патриоты и подданные нашего государства, как и «природные русаки».
  4. Всеми силами наращивать военный потенциал. Но так, чтобы не надорвать экономику. При этом понимать, что любое объединение и создание ЕДИНОЙ армии куда перспективнее, чем наличие пяти или шести разных армий. Это к вопросу о единой армии в ОДКБ, или с Белоруссией (как минимум), что означает и теснейшую политическую интеграцию. Помимо экономического, политического и военного усиления — это ещё и своеобразное решение демографической проблемы – объединение народа.
  5. Понимая, что Западу нужна война русских с русскими, то есть России и Украины, всеми способами уходить от такой перспективы. Путин именно так сегодня и поступает, прекрасно понимая, что такая война была бы гибельна и вредна. Совсем недавно в 1990 году, 26 лет назад, мы увидели, как без единого выстрела одна Германия (ФРГ) воссоединилась с другой Германией (ГДР). Рухнула стена, были демонтированы пограничные столбы, которые стояли на германо-германской границе более 4 десятилетий. Украино-российские пограничные столбы должна постигнуть та же участь – печальная для столбов и западных политиков, но радостная для разделенного народа, две части которого более не удастся стравливать в войне.

И последнее, что мы должны помнить. Сегодняшняя ситуация для России крайне сложна, но она не является заранее проигрышной. При терпеливой, вдумчивой и правильной политике всё потерянное может быть отыграно. Геополитическая шахматная партия бесконечна, и проигравшие в ней  при дураках и предателях, при мудрых правителях вновь выходили вперед. Достаточно сравнить Российскую империю и СССР, чтобы убедиться в возможности победы после страшного поражения. Мы в 1949 году куда сильнее нас же в 1913-ом, хотя между этими двумя пунктами: две мировые войны, гражданская, коллективизация, репрессии 30-х годов, огромные разрушения от нацистской агрессии и потери десятков миллионов жизней во всей этой передряге. Растянувшейся на несколько десятилетий.

Так наберемся же терпения и будем понимать ситуацию, в которой играет наш гроссмейстер. 

https://nstarikov.ru/blog/71752