Занимаясь ремеслом с детства, то есть давно, мне сейчас 62 года, как могу забочусь о нём и отстаиваю интересы ремесла при любой возможности. Вот и сейчас пишу очередной раз президенту, а вдруг откликнется, войдёт в тему и примет решение: признать в России наличие ремесленного и домашнего хозяйства не только на словах, а и в виде закона.

Фото: © L!FE/Александр Гальперин

Уважаемый, Владимир Владимирович,

Известно, что существует три типа производств: промышленное, ремесленное, домашнее. Выступаю в защиту двух последних.

Промышленное производство разрешено, ремесленного — в нашей стране нет (так считают суды), а до домашнего пока органы надзора просто не добрались (хозяйки у себя дома сегодня спокойно варят и жарят), но, думаю, что это временно. И эта уверенность связана с тем, что нет статуса этих производств, а значит не запрещено с ними бороться.

Закон о промышленной политике вроде в каком-то не очень нужном виде есть, а вот закона о ремесле и домашнем хозяйстве нет. Надо исправить эту ситуацию. Я Вам, уважаемый, Владимир Владимирович, пишу об этом вопросе, начиная с 2004 года, а воз и ныне там: пишу на линию, пишу в канцелярию, пишу через друзей в разные направления. Простой вопрос: разрешите заниматься индивидуальным трудом, ну, не запрещайте, пожалуйста. Я сейчас маюсь от голода, находясь на пенсии, плачу долги по кредитам. А всё из-за того, что суд запретил мне ремесленное производство, мотивируя отсутствием статуса, загрязнением экологии и помехой соседям. Приставы закрыли его, а я ведь в деревне на своём участке занимался ремонтом и изготовлением сельскохозяйственного инструмента, никому не мешал. Ну, где его ещё делать, как не в деревне, ведь это инструмент для огорода и для уборки территории. Соседи, извините, часто имеют корысть и этим руководствуются, а чиновникам от этого радость – для надзорных органов появилась работа. Бесовщина какая-то получается, да и только. Помогите нам, господин президент, только на  вас одного надежда. Дайте статус ремесленному хозяйству, защитите тех, кто на дому катает дедовским способом валеночки, столярничает, вяжет носки, консервирует продукты.

Есть такой вид деятельности как Дело: Столярное Дело, Плотницкое дело, Швейное дело, Поварское искусство. Надо защитить этих индивидуалов — на них Россия держится, они «блоху подковали», Вам ведь известно. Что происходит: юридически они вроде защищены, а на практике – запрещены. Постоянно по ТВ показывают, как арестовывают подпольные производства, как наказывают рабочих и предпринимателей-производственников. Дайте им статус, дайте им право на труд, не отнимайте это право; дайте закон о ремесленном производстве, где написано: что можно, а что нельзя. Как говорят чиновники: такого закона нет – он очень сложен, мол, внутри его должен быть огромный классификатор, это опять сложно, да и вообще — такой закон нужен только вам, товарищ Степанов, остальные уже работать руками не хотят и своих деток обучать такому труду тоже не хотят.

Вот так.

Вопрос: почем во всем мире, в каждой стране, закон о ремесленном производстве есть, а в России его нет? А может, будет?

Сергей Степанов, ремесленник, дер. Бородулино, Тосненский район, Ленинградской области, сайт: veretie.ru

Видео работы в мастерской: https://youtu.be/wdx5bU44hn0